Окончание рассказа -- (начало и продолжение выше)



А время все шло. Время терялось. И потоки двигались вместе со всеми вовлеченными в них душами – сплетаясь, закручиваясь причудливо, устремляясь в направлении неведомого... не выпуская уже никого...

(Верховная жрица Амиалла)--



- Почему у тебя не завязаны глаза? - строгим тоном обратилась к юному Вестнику Верховная Жрица Амиалла, встретив его на закате у спуска во внутренний круг.
- Потому что я на отдыхе, разве я должен носить повязку за пределами Аукиндона?
- Ты должен тренироваться больше, и не уделять слишком много времени мирским увлечениям.
Ауменкай помрачнел и, пытливо прищурив глаза, осторожно спросил, пока женщина еще не начала подниматься по ступеням на верхнюю площадку.
- Верховная Жрица, скажи, это правда, что по достижении второго ранга мне вообще запретят открывать глаза?
- Да, это так. Но с твоими духовными успехами второго ранга ты не достигнешь никогда.
- И все же, а если. Что тогда будет? Я буду видеть лишь Их, потеряю всякую связь с окружающим миром?
- Эта связь с окружающим пагубно влияет на аукенаев, - Амиалла не скрывала своего презрения. - Чем сильнее наш разрыв с живыми, тем лучше.
- Но мы сами живые, мы не должны забывать об этом, разве нет?
- Иногда я думаю... что лучше забыть.
Вот теперь Ауменкай действительно утратил такт и позволил себе выразить раздражение.
- Знаете что... А вот я так не думаю. Я слишком ценю Жизнь, чтобы полностью от нее отказаться! И чему, если не этому нас учат предки?
- Твои предки учили совсем другому. Так что не тебе рассуждать об этом! Твое место здесь таково, каким его определили старшие братья и сестры, и в этом ты наравне с остальными. Ты не имеешь права менять ничего в укладе! Но если что-то тебе так не нравится, ты можешь уйти. Как и любой другой. Но помни - ты рождён среди аукенаев, и навсегда останешься одним из нас. И никому, нигде ты не будешь нужен, кроме нас. ИХ жизнь, которой ты так малодушно завидуешь, тебе не дана! Если твои бессмысленные фантазии тебе дороже семьи, можешь выбрать их. Вот только... Ты действительно этого хочешь?.. Не думаю.

...Больше они не спорили. Он и так уже чувствовал, что это - не навсегда, и скоро все изменится. Ведь и сама "семья" - уже совсем не та, что была когда-то... Если бы он помнил... но память все еще не вернулась.
Да и что говорить о годах детства, если даже самые последние из радостей, даже теплые воспоминания о семье фермера слишком быстро начали истираться, поглощаться этим туманным маревом, в котором призраков гораздо больше, чем живущих, а тревожное неумолимо надвигающееся предчувствие чего-то плохого с каждым днем все больше мешает замечать те хорошие, добрые вещи, которые еще остались...


(Фиолетовое облако замирает и вновь теряет цвет... остается лишь серо-черная дымка вокруг центральной точки)


Download I Am Alive And I Am Not Alone for free from pleer.com
...Ауменкай неспешно шел по роскошному внутреннему двору Аукиндона, задумавшись о чем-то своем, не слушая праздные разговоры служек и стражей-привратников, когда внезапно заметил Лилию.
- Что ты делаешь здесь?
В сердце неприятно кольнуло, когда она ответила:
- Ой, как хорошо, что ты тут! Ты проводишь меня? Я заблудилась...
- Заблудилась?.. – Ауменкай растерянно опустил глаза.
- Ага, - просто кивнула девочка, как будто ничего не случилось.

Ауменкай протянул ей руку, она положила свою бесцветную ладошку в его большую и узкую темную ладонь... Улыбнулась. Он точно знает дорогу. Да, он проводит... Конечно...

Download Ulver Solaris for free from pleer.com
И он повел ее внутрь, мимо спящих механических Дозорных, мимо арок и расписных знамен, по коридору в восточный трансепт... Они шли к семейной усыпальнице, и Лилия улыбалась, а по лицу Ауменкая катились слезы.
Потому что она была мертва.
Вестник проходил мимо изумленных братьев-аукенаев, держа за руку девочку, но это был только дух.
Он не сразу понял, что не так, когда увидел ее. Еще вчера она опять письмом звала его в гости, а сейчас – вот прямо перед ним, сейчас - она мертва... Лишенный цвета призрак. Еще одна навсегда уходящая в Свет душа.

- Мы пришли.
- Спасибо! Дальше я сама. Не надо церемоний. Видишь, как мне рады там?
Парень кивнул и протянул руку вперед, не желая выпускать ладошки, которой уже здесь не было...
- Не плачь, все будет хорошо!
Не в силах остановить сплошной поток слез, он продолжал просто глупо кивать с шокированным, буквально безумным видом, а потом прошептал:
- Прости...
- За что? Ты-то тут причем?
- Я вас очень люблю...

...Но она уже ушла.

Он побежал прочь. Так не ведут себя в Аукиндоне - здесь спокойствие и принятие смерти торжествует над трагедией бренности бытия, и никому не положено... Но он бежал, взметая дым от благовоний крылом длинного расшитого плаща. На него оборачивались, но это не имело значения. Прочь из города мертвых, по дороге в Телмор, не глядя по сторонам... Не глядя вообще никуда. Непонятно, зачем – что теперь можно было сделать?
- Где она?! Где Лилия?! Что с ней случилось?! – он ворвался в жреческий приют на окраине города, где она жила, и удивленные лица местных жителей встречали его.
- Мы не знаем... Она до сих пор не вернулась... Она ушла утром в ту сторону, и... Подожди, что-то случилось?
- Да... – парень опустился на стул у входа, не глядя перед собой. – Случилось.
- С чего ты взял?..
- Она больше не вернется сюда. Она умерла. Я просто хотел узнать, как...

Они спрашивали, осыпали его вопросами, дергали за плечо, извинялись. Потом вновь приходили с расспросами, но ему было все равно. Ошибки тут быть не могло.
Цветочек... последнее бесценное и близкое, что было...
«Как же так...»
...Тела так и не нашли. Пропала без вести, ушла гулять и исчезла. Вернулась только для того, чтоб уйти навсегда.


(Бесформенное облако разгорается всеми цветами холодного спектра и распускает в стороны вьющиеся ленты розового света)

Пустые тени без лиц беззвучно смеялись. От их леденящих прикосновений каменели плечи, оглушительный гул их тишины сжимал голову в тисках, кровь струилась из носа по губам. Но Ауменкай утирал ее, как когда-то детские слезы, и упорно смотрел перед собой, ни на миг не упуская вымышленной точки в тумане – точки, до которой сузился заветный портал в миры, выдуманные когда-то в том детстве, которого не было - или лучше бы не было.

Шли дни, недели, прошел год или два… Может три.
Ауменкай неплохо продвинулся в обучении и служении, вопреки прогнозам Верховной Жрицы. Но вот Лилия была права – это явно не путь к счастью. Но как теперь иначе?..
Он учился делать суровое, каменное выражение лица. То, что сначала никак ему не удавалось. Теперь же да, получалось очень хорошо, но, казалось, само по себе причиняло необъяснимую боль, заставляющую с еще большим старанием, как можно более тщательно стирать со своего облика последние эмоции. Из этого замкнутого круга он впоследствии уже не сможет выбраться.


Download Prothean Beacon for free from pleer.com
Поздним вечером, когда сумерки, казалось, сгущались даже внутри Аукиндона, Вестник любил уединиться с книгой и кальяном. Однако, в этот раз его покой потревожила Суула, зайдя без приветствий и устроившись напротив брата. Она была полна решимости и всем своим видом демонстрировала – разговор будет не обычный.
- Что-то не то происходит в последнее время, - мрачно сказала она.
Ауменкай, не выказывая особого интереса, оторвал взгляд от книги, но не отложил ее. Испытующе глядя на Стражницу Душ, потянулся к мундштуку, затянулся, и, не меняя выражения лица, выдохнул ароматный дым.
- Я серьёзно, - женщина нахмурилась.
- Я тебя слушаю.
- Я должна сказать тебе все, что думаю, пока есть такая возможность. По правде говоря, это началось сразу после твоего исчезновения. Когда ты был еще маленьким.
- Только не надо снова. Ничего нового ты мне не скажешь.
- Нет, позволь мне высказаться! Сначала мы слышали зловещее гудение откуда-то из глубин... Потом оно пропало, или мы просто привыкли? Да... - Суула прищурилась. - Скорее все оно продолжает сопровождать нас постоянно, и мне жутко от мысли, что нам это просто кажется нормальным. Всех слуг, учеников, а затем и вовсе всех Посвященных ниже четвертого ранга расселили по Аукенайским землям, и запретили приходить в Аукиндон кроме как на обязательные церемонии. Потом души стали тревожными. Они приходили и уходили, появлялись повсюду, даже когда мы приказывали им уйти. Я стала Стражницей, и видела больше других. Еще больше видели и знали Говорящие с мертвыми. Но они не спешат поделиться знанием с живыми. Они говорят только с Экзархом.
- А что Экзарх?
- Маладаар словно знает больше всех вместе взятых.
- Неудивительно.
- Да, но он больше не доверяет нам ничего сокровенного! Нам дозволено лишь выполнять предписанное, служить "как положено"! Равно как и тебе! Но это словно потеряло смысл... Я не знаю, как объяснить... Мы как будто больше не понимаем, что делаем, какой цели служим. Рамдор твердит, что это все тёмная магия, что она заменила нам силу Света... Конечно, ему всегда все не нравилось, мы часто ссорились, но... Посмотри на меня! - женщина протянула руки открытыми ладонями вперёд. На пальцах ее чернели неестественно глубокие морщины, а из-под широких рукавов повеяло холодом. - Почему к этой силе мы прибегаем так часто, что духи боятся нас... Ниами тоже это чувствует! Мы сами себя боимся! А ты, неужели ТЫ не замечаешь? Ты же всегда видел больше остальных...
Ауменкай подался чуть вперёд, изящным жестом отложив мундштук. Раскрытая книга упала на пол.
- Меня готовят стать Вестником Смерти. Мне не положено оберегать или даровать покой. Я служу лишь с закрытыми глазами, что, по-твоему, я вижу? Ту же Тьму. Магия Тьмы удивительно просто даётся мне...
- Ты намеренно избегаешь Света! Почему? Что будет, если он отвернется, а?!
- Я чувствую Ужас, стоящий за ним, когда он касается меня! Боюсь ли я? Нет, Суула. Боится сам Свет! Это его страх я чувствую!
Стражница Душ напряглась и вжалась в спинку своего кресла.
- Что ты такое говоришь?.
- Ты спросила, я отвечаю. И вот что я скажу тебе - меня тут больше не будет, как только они отпустят. Я уйду.
- «Они»?
- Мёртвые. Только их здесь я могу слушать. Только они меня держат здесь.
- Что значит, уйдешь? Убежишь, так и не разобравшись?
- Дай мне договорить. Я и так уже знаю обо всем, что ты рассказала. Вспомни то, с чего начала. Склеп Воспоминаний - вот откуда исходит гул, сводящий аукенаев с ума. Я недавно пытался попасть туда...


Cкачать Battle Within, Battle Without бесплатно на pleer.com
- Залезть в Склеп Воспоминаний? Вот теперь я тебя узнаю... - Суула мрачно ухмыльнулась.
- ...но это невозможно. Туда просто нет пути. Ни один поворот, ни один секретный проход не ведёт туда. Он замурован.
- Что?... - женщина побледнела.
- Я говорил с Маладааром. Я пытался узнать, в чем дело, пытался задавать вопросы, требовать, просить. Нет. Он отказывается говорить. Как будто это вообще имело смысл, ну хоть раз... Он ничего не объяснил. Он что-то знает, но ничего не объясняет. И тогда, - от волнения Ауменкай вцепился в стол, громко звякнув широкими кольцами на пальцах. - Тогда я спросил помощи у провидцев, а они вновь завели эти разговоры про «тёмную сущность». По-твоему это я хотел услышать?! Нет! Ничего не оставалось, кроме как спросить мёртвых. Они - истинные братья Вестника Смерти. И они сказали мне... - Ауменкай понизил голос почти до шепота. - Что я должен уходить. Понимаешь? Я хотел хоть что-то узнать о глубинах Аукиндона, но все, что я слышал, было обо мне!.. Это просто какое-то безумие... Они говорят мне, что я сам все знаю, но я не помню ни-че-го... - отчаяние и обида отразились на лице говорящего, маска безразличия хоть и была проработано правдоподобной, но не держалась долго... - Вот твой ответ. Интуиция говорит мне, что где-то рядом правда, но всегда «не здесь». От меня тут только вред. Все, что я делаю, то, чем становлюсь - это ужасная ошибка... И пока мы продолжаем, что бы мы ни делали, мы делаем только хуже. Мы все заблуждаемся, Суула, и ты, и я, и экзарх Маладаар...
Женщина сидела в исступленном молчании. Почему-то ей хотелось заплакать. Ауменкай подошёл к ней и встал на колени рядом. Что бы он ни собирался сделать дальше, в комнату отдыха внезапно вошла Амиалла, Верховная Жрица Душ.
- Вестник, ты опять развлекаешься? Не вздумай опоздать на служение в Темный Час.
- Даже и в мыслях не было.
- В прошлый раз тоже, я полагаю? – Амиалла перевела строгий взгляд на Суулу. - Стражница.
- Да?..
- Идем со мной. У меня есть к тебе серьезный разговор...

Они ушли вместе. Ауменкай поднял с пола книгу, молча пронаблюдал, как два силуэта грациозно удаляются по коридору и скрываются в западном нефе, и попытался вернуть себе безразличное спокойствие, надеть обратно позорно упавшую с лица маску... Глубоко вдохнул... И в следующий миг со всей силы бросил книгу на стол – она отлетела и вновь оказалась на полу, громко брякнув обложкой с драгоценными камнями...
Ауменкай смотрел на нее, ведь больше на что было смотреть, понимая, что задыхается, что не может больше, что должен сделать еще хоть что-нибудь!.. Хотелось рычать и крушить. Нет, - успокаивал он себя. – Ярость... безысходность... нет выхода в этом пути.
На службу, о которой напомнила лично Амиалла, он так и не пришел – остался молиться и медитировать в Аукенайских землях, подальше от собратьев.


(Облако тьмы плавно колышется и взлетает немного вверх)


В мыслях все было рядом, и одно проистекало из другого. Так всегда бывает... разве нет? Так и эта битва странного с неведомым шла одновременно на каждом слое его вымышленной (как и те миры, да...) личности, всеохватное осознание нуждалось в упрощении... Личность нуждалась в чем-то своем, хоть каком-то подкреплении.
Он принял решение и подготовился.


Положив на резной столик молитвенник в тёмной обложке со светящейся руной на ней, Ауменкай поднял стакан с дымящимися благовониями перед собой и глубоко вдохнул. Такого сильного, пьянящего аромата, одновременно горького и нежно-сладкого, не было ни у одного цветка в садах Таладора, ни на на ферме у Найвоса... Может быть поэтому ничего там и не напоминало об Аукиндоне, а еще - потому, что никто там не говорил о смерти, и даже не вспоминал о ней. А теперь они здесь, вот, перед ним, юным Вестником и ритуалистом трёх Ступеней, каменные надгробия над общим саркофагом и мемориальная шкатулка, оставленная между ними - в ней прах цветов, к которым прикасались руки младшей дочери - все, что осталось от Лилии... Прочитав короткое воззвание к предкам (зачем? Он ведь и так видел и слышал их день и ночь!), Ауменкай протянул руку к надгробию справа, ласково провёл по нему длинными, закованными в кольца, как в броню, пальцами, затем, резко выпрямившись и откинув голову, с закрытыми глазами нараспев стал произносить заклинание вызова. Одинаковые, безликие фантомы собрались на звук его голоса, но подходить близко не стали. Ауменкай не обращал на них никакого внимания, ведь теперь перед ним стояла в сверхъестественном свечении Яана - та, кого он звал.


Download Sam Hulick Uplink for free from pleer.com
- Зачем ты призвал меня? - печально спросила она.
- Я... просто хотел тебя видеть.
- И все?
- Это невероятно много, когда у тебя нет никого. Мне не с кем поговорить здесь. Даже та единственная, кто сама назвалась подругой, давно отвернулась от меня. Я не знаю, что мне делать... Я... - Ауменкай взял себя в руки, глубоко вдохнул и продолжил. - Что бы ни происходило, я надеюсь, что вы счастливы в Свете... Я очень скучаю, Яана.
- Я тоже. Как жаль, что я больше никогда не увижу тебя прежним.
- О чем ты?.. - Ауменкай напряженно замер.
- Лики Тьмы сливаются с твоим. Тебе угрожает опасность, но эта опасность исходит из тебя самого.
- Что это, Яана? Ты видишь? Ты знаешь, что во мне?
- Это ты сам. То, чего мы не замечали. Чёрная тень твоей сущности и то не так страшна, как твоя сущность.
- Это не правда, - Ауменкай замотал головой. - Это не может быть правдой. Я никогда не стану таким. Я не поддамся Тьме! Я же делаю все для того, чтобы Свет победил! Я молюсь и я верю! И священные своды не падут, что бы их не терзало!..
Яана с горестью покачала призрачной головой, светящийся локон упал на ее прекрасное лицо.
- Здесь нет больше Света. А твоих теней все больше. Твои тени готовятся поглотить все. В конце ты останешься один среди пустоты, переполненной страданиями.
- Нет... Не позволю! - он подался вперёд, словно готов был броситься в бой.
Дух Яаны вдруг начал меняться. Чёрные молнии, как извивающиеся черви заполнили весь ее силуэт, и лиловые огни вспыхнули в глазах. Голос ужаса, в котором слились сотни, тысячи голосов, прохрипел:
- Ты никто, чтобы мешать. Тебя нет. Тебя нет. Тебя не было, и нет.
- Замолчи! - яростно взревел в ответ юный Вестник.


Download Ulver Solaris for free from pleer.com
И сделал то, что подсказывала ему вера, его упрямая надежда и уверенность в своих силах - он воззвал к самому Свету, к его незыблемой чистоте и непобедимой мощи. Столп яркого, как само солнце, потока лучистой энергии озарил Ауменкая с головы до ног, проник в самое сердце, очистил сознание от эха оглушительного шепота...
Но что это, что с ним? Происходило вовсе не то, что должно было... Нет - дух, оскверненный Бездной, исчез, и покой вернулся к могилам... но не к нему.
Ауменкай упал на колени, обняв себя руками...здесь, везде и нигде...
САМ СВЕТ БОИТСЯ
И ЭТО
ЕГО УЖАС -
ЕГО БОЛЬ -
ЧТО ЗА НИМ?
ЧТО ВНУТРИ НЕГО?
ИЗНАНКА СВЕТА
ТАК ЖЕ ЯРКА
ТАК ЖЕ ПРОНЗИТЕЛЬНО ЧИСТА
ИЗНАЧАЛЬНА
НИЧТО
ЭТО ВСЕ
Некуда бежать
И САМ СВЕТ БОИТСЯ
Оглянуться в себя

Когда братья и сестры нашли Ауменкая в усыпальнице, он лежал, сжавшись, на полу, и панический ужас не давал ему даже вдохнуть. Кружащиеся искорки-светлячки витали в воздухе, оседая на камни и острия кристаллов, исчезая бесследно. Сила Света, призванная сюда, все еще была отчетливо ощутима.
Он слышал лишь отрывки речей, выхватывая отдельные слова и постепенно приходя в себя, при этом ему казалось, что он умирает – и раньше он не представлял себе, какой пугающей может быть смерть...

- ... причиной для такой реакции на магию Света?
- ...но возможно ли, что...
- ...вы опять не разобравшись толком, начинаете... – лающий голос Рамдора.
- ...нет, я видела... видела, как он... И это вызвало реакцию...
- Вставай, - резкий голос Амиаллы.
- Верховная Жрица была права... – холодный и полный разочарования голос Суулы. – О, великие предки!.. Она всегда была права... Ты проклят. Не просто безумен, а действительно проклят... То, что ты говорил мне когда-то давно – было правдой...

Вестник не отвечал, не пытался больше протестовать – то, что сказала ему Яана... если это была она... Вот, что имело значение. Он, словно одичавший, отползал по полу дальше от знакомых и наставников, подальше от могилы приемной семьи, все глубже в нишу в стене – еще не заполненную, но готовую принять своих мертвецов...
- Пора... – сливающиеся воедино голоса мертвых. – ПОРА. ВСТАВАЙ. УХОДИ.
И сознание тут же вернулось к нему – Ауменкай встал, и коротко извинился. Удивленные собратья-аукенаи не могли все оставить вот так! Им нужны были объяснения!
Суула явно лишнего наговорила Верховной Жрице... Но хватит. Хватит всего этого! Он просто миновал всех, спокойным и ровным шагом, зажав уши руками, чтобы не слушать вопросов и требований, и покинул чертог мавзолея с единственной целью – добраться до Двора Душ, чтобы последний раз заглянуть в свой шатер.
А потом...
Не спеша собрал свои вещи – только те, что мог унести с собой, остальные оставил учителям и братству; зачесал волосы в высокий хвост, оставив две пряди по бокам, одел все свои самодельные украшения, какие нашел – просто чтобы забрать; скинул с себя пыльную мантию и переоделся в рабочий костюм, накинул сверху бирюзовую тунику и любимый плащ...попросил воды и хлеба в дорогу – и ушел.
Просто взял и ушел.
Словно звенья какой-то цепи разомкнулись. Только мертвым он мог верить. И говорил им «спасибо».
Спасибо за то, что теперь отпустили.




(Фиолетовое облако принимает форму замысловатой фигуры, извиваясь и переливаясь... а затем вдруг сгущается в абсолютную черноту)


Он отказался. Опять. Он не обернулся. Продолжил смотреть вперёд. Опять отказался верить, что извилистая тропа петляет кругами и ведёт только вглубь. Принимать то, что кончается чёрный лес вовсе не тем, что хотелось бы видеть.... Он упорно продолжал видеть там, впереди, радужный просвет между ветвями, и раскрашивать лес в яркие цвета. Абсурдно само его желание выбраться, но никак и ничем это желание не удалось убить.
Может, стоит добавить "пока"? Ведь великое Ничто еще сильнее. О, все эти метафоры, бессильные слова, не подходящие даже для такого простого рассказа... Ведь оно вовсе не «за спиной». Оно вплетается своими щупальцами, как чёрными ветвями в рисунок вен. Оно не ошибается, в то время как он думает иначе. Они не давали ему времени, время для них вообще не имеет значения - но он вырывал его сам, минутами, днями, годами из ниоткуда - чтобы жить. Если этому упрямству не будет конца, то конец придёт сам - не дожидаясь больше, когда к нему повернутся – а встав однажды с упрямцем лицом к лицу... Странный мальчик многому научил их... «Безликие тени» - так привычно их называть... Но когда они предстанут перед ним и схватят за горло - у них уже будет его лицо.

...
Упоительно свежий воздух и ранее утро, простор безмятежной долины, и небо без конца и края, и под этим небом - такой маленький и сказочный дренейский городок, весь окружённый настоящими цветочными зарослями и красочными садами.

Download Ulver Vowels for free from pleer.com
Ауменкай остановился у ажурной изгороди, и, несмотря на усталость после целой ночи пути, никак не решался войти в поселение. Тут не было ни единого стражника, и даже патрулей рангари нигде не было видно (впрочем, это не значит, что их не было - так и не состоявшийся аукенайский Вестник Смерти не был знаком с их тактиками и не знал об их умении оставаться совершенно незаметными). В конце концов, его заметил местный житель и приветливо помахал рукой. Парень несмело приблизился к нему и уважительно поклонился.
- Ты кто, путник? Откуда будешь?
- Из Аукенайских земель. Меня зовут Ауменкай.
- Я Тайерус, мой дом вот, крайний. А ты...неужто из Жрецов Душ? - мужчина был заметно взволнован самой вероятностью подобного. - Зачем аукенаю покидать свою землю и приходить сюда?.. Разве что-то случилось?
Ауменкай же волновался еще больше - как вести себя? как знакомиться с этими добрыми собратьями? что можно, а что нельзя?.. О, каким дикарем он теперь себя чувствовал! И слова не хотели укладываться в речь, и лишь одно решение само собой всплыло в памяти, заставив на мгновение замереть от эха звенящего детского голоска в голове.
- Можно я останусь здесь? Мне некуда идти... Я могу помогать по хозяйству... починить, если что-то сломалось... создавать чародейные кристаллы... - Ауменкай, словно задумавшись о чем-то, отвел глаза, и, разглядывая восхитительные сады и фигурные клумбы, добавил, - ...или можно я буду просто ухаживать за цветами?
Тайерус долго ничего не отвечал. А синекожий блондин, будто позабыв о собственном вопросе, продолжал в неподвижности наблюдать, как покачиваются нежные лепестки, как тяжелые бутоны заставляют тонкие ветви опускаться и подниматься вновь, как голубые листья переливаются и сверкают звёздными бликами на ветру...


Впереди была долгая и трудная жизнь.

(Темно-фиолетовое облако светлеет, и туман расходится, почти обнажая кристаллическое сердце - осколок Наару – но затем и оно само, и образы всех видений и звуков – все тает в густой темноте, стремительно погружаясь в воды космического океана...)