21:42 

ЗАПИСЬ ВТОРАЯ




Жрица много разговаривала – ей явно тоскливо было вести такой образ жизни, но высшая цель...
- Однажды провидица Ракша нашла проклятое дитя по темным следам – совсем как твои - которые различила за много лиг. Нам пришлось выкрасть его, чтобы очистить. Мы преуспели, но не получили никакой благодарности...
- Не удивительно.
- Да, нас не понимают...
- Да вы просто ненормальные! И это все не имеет ко мне никакого отношения!

Был ли он так уверен? Да. Почему-то, да. С каждым днем - сколько их уже прошло? - он все больше понимал, вернее, возвращал однажды уже полученное откровение – о себе самом, или о чем-то большем?... Не зная, не помня - он все понимал. Он – ключ... Надо бежать, надо не дать им... Вот-вот осознание самого важного вернется к нему... Как ученого на пороге важнейшего открытия, его раздражал каждый звук, каждое их движение, пустые слова, бессмысленные ритуалы... все это лишь отвлекало от мыслей. Ведь только чуть-чуть... ухватиться за нить и понять, что происходит... Пусть ему самому в тот момент не с чем сравнивать было, но никогда он не был так близок к разгадке, мышление никогда еще не было столь ясным, как сейчас, а воля собрана в кулак... Душа, словно готовая освободиться, металась в нетерпении, пока тело, изможденное, но не обессилевшее, томилось в клетке.
...
На каменный алтарь уложили извивающегося волчонка, передние и задние лапы его были связаны, а тяжелый металлический захват сжимал горло. Животное жалобно скулило и дергалось - пока широкий жертвенный кинжал не пробил его бок. Волчонок запищал и затих. Юноша невольно вздрогнул от звука рвущейся шкуры.
- ***ные варвары! Выпустите меня, сволочи! Вы должны меня выпустить! Слышите?!
- Ну все, малявка! Ты меня достал! - взревел охранник-орк, быстро отпер дверь клетки и со всего размаха ударил пленника.
Тот буквально отлетел в угол, но тут же встал на ноги, отряхиваясь и озлобленно скалясь. Орк размахнулся шипастой дубиной.
- Нет, Кравош, не надо этого делать! – скомандовал Афаэль. - Еще немного, и мальчик успокоится.
- Я тебе не мальчик! И я не успокоюсь!.. Что бы вы ни задумывали - это бред! Я не сдамся!
- Все будет хорошо, Айншакиэль...
- Не называйте меня так!!

Колдунья-орк подошла ближе, чтобы лишь коротко переглянуться с мастером. Тот бесстрастно посмотрел на юношу, потом на орчиху, и приказал:
- Погрузи его в сон.
- Нет! Нет!..
- Да. Не дергайся.

Потом была темнота.

Download Jack Wall Facial Reconstruction for free from pleer.com
В этом сне десятки голосов повторяли: ты падешь - и победишь, ты проиграешь, так или иначе, даже не начав, и в этом твоя победа... Он слышал, но не мог ответить, он протестовал и продолжал отрицать, он знал, слишком хорошо знал, что они обращаются не к нему, и к нему одновременно.
Когда он открыл глаза, он все еще был в клетке. Сил не было даже на то, чтобы пошевелить пальцем. Но разум не сдался.

- Они должны быть почти готовы... - прошептал самому себе юноша.
- Уже готовы, - внезапно раздался ответ.
Знакомая жрица была рядом, чтобы помочь подняться.
- Не трогай меня...
Постепенно приходя в себя, парень осмотрелся.
Никого в пещере не было, зато прямо за спиной дренейки сиял открытый портал.
- Куда это?.. Где все?..
- Идем, я помогу тебе.
Возможно, все изменилось? Хоть на секунду, но появилась надежда, что женщина действительно на его стороне... Что если никого больше нет, и наконец - свобода?..

Дверь клетки была открыта. Выход вел прямо в портал. Выбора все равно не было.
А по ту сторону - другая пещера. Или та же? Кто знает, насколько она была велика. Все были здесь, даже грубый охранник-орк, и маги стояли кольцом вокруг каменного возвышения, больше всего напоминающего алтарь.



- Нет...
Колдовские чары цепями сковали пленника по рукам и ногам, и некая незримая сила тянула его к алтарю. Извиваясь и рыча, как тот самый волчонок, юноша тщетно пытался вырваться, но его притягивало все ближе к кругу. Жрица, что шла рядом, тихо и нежно говорила:
- Не надо бояться, мы хотим очистить тебя от тьмы... лишь избавить от демонов... от проклятья...
- Нет, нет, не надо! Вы не понимаете! Я не проклят!.. Это... так не получится!.. Вы погубите меня! Не делайте этого! Вы совершаете ошибку!.. - но никто не слушал отчаянные вопли. - Я не должен погибнуть... вы не знаете, что произойдет! Вы не знаете!!! Я должен выжить, должен вспомнить... свое имя! Ключ! Вернуться! Почти получилось! Я почти понял, как! Не надо, пожалуйста, вы все испортите!..

И жрица тогда заглянула юноше в глаза, и увидела лишь одно - он был... прав. Он понимал. Но что? Разве могли они ошибиться?
- Прости, Айншакиэль, но мы должны попробовать.
..."прости"?
- Это! Не мое! Имя! Будьте вы прокляты, нет!!!
Но магия круга поглотила его, и слова закончились.

Download THEODOR BASTARD Epilog for free from pleer.com
Нездешний шепот заполнил пространство, в ответ на него вспышка яркого света озарила алтарь - и луч белее тысячи звезд ударил вниз из-под сводов пещеры. Неразборчивое бормотание жрецов становилось все громче, но им не перекричать было несчастного, что парил в ослепляющем свете над алтарем, и не заставить замолчать шепчущую бездну кошмаров, оживших в одно мгновение...
- Что-то не так, - проговорила жрица, качая головой. - Он не одержим. Ты ошиблась!
- Так не бывает, - отвечала провидица-орк. - Я же видела темную сущность внутри.
- Но мы выдираем его душу!
Орчиха помолчала немного, затем сказала:
- Тогда тем лучше для него, если он умрет.

Дренейка в ужасе попятилась назад, и закрыла голову руками, не в силах больше слышать непрекращающийся крик и хор проклятий из глубин запредельной Тьмы...
И свет иссяк. Тело рухнуло на каменный алтарь - тяжелое и холодное.
Маги удрученно вздохнули, чувствуя неудачу. Жрица молчала - она хотела, чтобы мастер сам признал ошибку. Но он, как всегда безразлично и невозмутимо, лишь склонился над юношей, чтобы убедиться, что...

- Хм. А он не умер. Давайте приведем его в сознание.
...Но как ни пытались, они не смогли этого сделать.
- Бесполезно. Это провал. Унеси тело, и сбрось с горы, - приказал Афаэль, глядя на жрицу.
- Но он ведь не мертв!
- Технически. И то ненадолго. Если так жалко, то можешь сброситься вместе с ним.
- Но это наша ошибка, мы должны...
- Мы должны продолжать дальнейшие опыты, я опишу этот случай в журнале.
- Подумай о тех, кого мы спасли, сестра! Что за сомнения я вижу в твоих глазах?!

Женщина подняла юношу на руки (не без труда, но поддерживающие чары придавали ей сил). И унесла...
У подножия высокого холма были острые камни - падение отсюда убило бы любого наверняка. Ну же, одна минута - и останется только забыть о безымянной жертве собственной самоуверенности...


Нет, она не смогла. Оставила его лежать в траве, и убежала прочь.
Прошел час. Над долиной Призрачной Луны все ярче загорались звезды...

- Кышь! Кышь!.. - закричала жрица, завидев молодого рычуна, забредшего на холм, и зажгла угрожающее пламя на кончике жезла. Рычун отступил. Златовласый юноша все так же лежал в траве. Казалось, он крепко спал.
А женщина, еще раз попытавшись целительной силой магии пробудить его, но безо всякого толку, поняла, что оставить все так не сможет.
- Ты погибнешь один... А я не хочу назад. Мы теперь вместе потеряны, Айншакиэль.

Шли дни и недели. Она поддерживала в нем жизнь силой чистой магии, ухаживала за ним и защищала.

В очередной пещере, высушенной и обогретой, ей было привычно, и несмотря на то, что было очень тяжело, она никого не звала на помощь. Боялась ли, или вконец обезумела, уже не узнать.
Шли месяцы, годы... Она никого не звала, и отдавала все силы спящему, занималась лишь тем, что подыскивала источники магии для утоления своей жажды, чтобы вновь и вновь отдавать себя целиком ему...
Она то надеялась, и ей казалось, что он вот-вот проснется, то боялась, что это вот-вот произойдет... или не случится уже никогда. Мечась между собственными мыслями, одичав и постарев раньше срока, жрица перестала напоминать себя, но даже сожалений больше не оставалось. Слабая и истощенная, она вышла однажды в пустую беззвездную ночь, и больше не вернулась.

...
Юноша открыл глаза. Темнота. Черные своды пещеры.
Было ли это в реальности, или только в бредовом сне?
Пробуждение – это так тяжело... И да, он проснулся. Казалось, что вечность прошла. А бредовые сны... что же он видел в них?
Он не помнил. Не помнил опять ничего – ни магов-отшельников, ни родителей, ни сестер с братьями, ни мертвых, ни живых – только имя. Он забыл все, но вспомнил, что его зовут Ауменкай. Вспомнил, что он существует.


Download Rich Douglas Powerlines for free from pleer.com
И какой, какой толк теперь был с этого, когда уже пропал Айншакиэль? Когда спорить больше было не с кем, битва закончена, и он проиграл?...
Он забыл все, что было так важно, все, что понял, и все, к пониманию чего так приблизился. И не было никого, чтобы оплакать то, что случилось. Ибо случившееся было воистину ужасно. Но никто не понимал.
Он со стоном поднялся и даже встал на ноги, но разум не прояснился. Он не мог знать ничего наверняка. Это все могло быть лишь видением. Но никого, никого вокруг, чтобы подтвердить или опровергнуть... Верить можно лишь себе. И не думать больше ни о чем.

Он встряхнулся и, с трудом передвигая ноги, поплелся к выходу с закрытыми глазами. А когда их открыл, обнаружил перед собой лишь ночь – глухую и пустую, бесцветную и плоскую, как картина, истлевшая от времени. Это все только кажется?..
Лес был пуст.

Должен, должен быть кто-то!.. но ночь, беспощадно холодная и неестественно темная, была всем, что у него было. Только имя, и ночь.

Ауменкай обессилено прислонился к стволу раскидистого дерева и закричал в пустоту:
- Помогите!...

...Рык дикого зверя донесся из глубин чащи. Юноша оттолкнулся от дерева и стал озираться по сторонам, но ничего не разглядеть было в этой мгле, да при таком головокружении. Это действительно был зверь?.. Но что за зверь смотрит из темноты тысячей розовых глаз, и рычит тысячей искаженных голосов? За спиной – только лес, а впереди – голоса и тени, и объятия безумия, широко распахнутые двери в никуда...

Ауменкай сорвался с места и понесся, продираясь сквозь ветви, отрываясь от незримых преследователей, не желая знать, не желая видеть... Неестественной силой его гнало прочь из этих мест. Куда и сколько несло, неизвестно.
Но когда, полностью лишившись сил, задыхаясь, не глядя перед собой, он повалился на обочину дороги, мимо проплыли равнины и горы, и огромное небо над ними – бескрайнее, до самого горизонта. Оно начинало светлеть.... Улыбкой умирающего беглец приветствовал рассвет... и все было бы кончено. Но...



Download Ulver Vowels for free from pleer.com
- Эй! Парень, ты жив? Что с тобой произошло?.. Свет милосердный!.. Яана! Сюда!..
Стройная женщина, подобрав полы длинного платья, бежала по полю на зов.
- Что тут такое, Найвос?.. Ой! Кто это?
- Кто ты, парнишка, как тебя зовут?..
- Ауменкай, - уверенно и четко ответил парень, а затем сознание покинуло его.

И это было последнее, что он произнесет за ближайшие три года.








С тех пор, как он проснулся, все было как во сне. Только не было той пусть и не всегда осознаваемой, но ниточки, что связывает спящего с реальностью, где все понятнее и четче, не за что было уцепиться - только упрямая вера и непреодолимое желание жить.
Семья была прекрасной - любящая мать, опора-отец, двое умных, дружных детей. Ауменкай ждал, когда его выгонят, но вместо этого его приняли со всеми странностями.

- Почему он ничего не говорит? И не здоровается, и не отвечает мне даже! Он же взрослый! Значит умственно-отсталый.
- Говорю же, он нет! Это же видно сразу! У него нормальное умное лицо! – уверяла Яана своего старшего сына, а тот пожимал плечами.
- А ненормальное какое должно быть? Лично я с такими не сталкивался.
- Как у... ну... у огра, например!
В диалог вмешался Найвос:
- Да все в порядке у него с умом, и руки на месте - он мне сегодня калибровочный жезл для лампы починил! Отстань от него уже, Кораам. Мы понятия не имеем, что случилось, и через что парень прошел, и самым логичным для нас будет не задаваться этим вопросом. И не требовать ничего. В жизни всякое бывает. Всем ясно?
- Так точно, - усмехнулась Яана.
Кораам поджал губы, но кивнул.
А младшенькая дочка, Лилия, в этот момент как раз играла с Ауменкаем – им очень понравилось проводить время вместе. Незнакомец был так искренне приветлив и счастлив каждой улыбке...

- Ее назвали в честь цветка, - пояснил отец семейства иронично-серьезным тоном. – Очень «оригинально», не правда ли? Но ей подходит, скажи же? А-ах, ну конечно, - Найвос махнул на молчаливого приемыша рукой и рассмеялся.
Приемыш освоился быстро, всегда охотно помогал по хозяйству, соблюдал правила и распорядок, но так и не начал по-хорошему есть, из-за чего казался слишком «длинным» и худым, и спать, как все, - все чаще засыпал сидя где-нибудь на улице, или в самом темном углу дома, с книгой или очередной поделкой в руках.

Download Shiva in Exile 09 Blue Healing for free from pleer.com

- Не ходите далеко от участка, и тем более - в сторону гор! - давал очередное назидание Найвос, сначала дождавшись реакции детей, потом повернувшись на Ауменкая. - Понимаешь, у нас не самый спокойный регион. Огры постоянно занимаются своей ворожбой, они будят спящих в пещерах огронов... Вот те – настоящие монстры. Всегда боялся, что один из этих великанов однажды доберётся сюда и растопчет мой дом вместе с участком, и мной заодно. ...Эй, ты вообще меня слушаешь? - Ауменкай с интересом смотрел на фермера, но больше никак не реагировал. - Ладно. Предположим, слушаешь. Но понимаешь ли?.. А-ах, - Найвос как всегда махнул рукой. – Когда-нибудь мы сдвинемся с места. Бери лопату и пойдём копать. Это ты уж точно понимаешь. Как видишь, мы не можем позволить себе серьёзно расширить участок, но если не выкопать пару дополнительных грядок, пропадет с десяток новых прелестненьких саженцев!
Найвос гордо называл себя фермером, хотя на ферме его не было ни единого животного, и постоянно болтал - со всей серьёзностью и о деле, снабжая свои монологи подробными объяснениями, с массой деталей, то и дело вставляя забавные вымышленные словечки, смысл которых не всегда улавливала даже его родня. Ауменкай не мог, да и вряд ли стал бы, если б мог, скрывать эмоции – они были его единственным мостом к живому миру. Он слушал россказни Найвоса, жалобы Кораама, фантазии Лилии и тихие песни Яаны со все возрастающим глубоким небезразличием. Казалось, лишь какая-то сущая мелочь, какое-то уже совсем незначительное препятствие мешает Ауменкаю вступить в нормальный, полноценный контакт с новыми друзьями... Он часто улыбался, и Яана буквально влюблена была в его улыбку, открытую и одухотворенную. Кораам же по-прежнему ревновал... И даже спустя год, он никак не мог успокоиться, иногда досаждая матери расспросами, и даже обвинениями... Ауменкай качал головой и, честно глядя мальчику в глаза, как будто мысленно пытался передать: "Я не желаю вам зла, я никогда не сделал бы вам ничего плохого!" Даже когда старший откровенно издевался над ним, он говорил глазами: «Я люблю вас, и тебя, Кораам, тоже.»
Следующий урожай собирали уже все вместе.


По традиции в День Светлых Надежд, все, кто еще помнил этот праздник, вырезали из легкой ткани цветные ленточки, и писали на них свои пожелания и мечты, а затем пускали по ветру с холмов. Лилия больше всех обожала это делать, так что и коробочку с воздушными ленточками вверяли ей. Читать чужие надписи считалось неприличным, но дети есть дети... Лилия без труда узнала подчерк мамы («Всего два пожелания? Как мало! Наверное, это потому что у нее все есть.»), смешные каракули брата («А этот аж десять штук исписал!.. Как всегда всем недоволен.»), красные ленточки - это точно папины («Опять про урожаи и про нас - даже читать не интересно.»)... А белая - чья?.. Неужели Ауменкай тоже написал?.. Девочка, окончательно позабыв о приличиях, развернула ровно свернутую полоску, и надпись, тщательно выведенная мелким витиеватым подчерком, гласила: "Я просто хочу быть счастливым. А еще я хочу, чтобы счастливы были все." Лилия весело рассмеялась и поцеловала белую ленточку, а затем выпустила ее вместе с остальными в поток теплого благоухающего ветра.

...Всего ничего, всего три года. Все окончательно наладилось в этой чудесной семье. Ауменкай даже и не думал о том, что теперь что-либо может измениться, перестал бояться, перестал беспокоиться, и целиком утонул в этом сладком забытьи. Он наконец-то заново научился говорить "да" и "нет", и теперь общаться с другими членами семьи стало куда проще. Найвос праздновал это как свою победу, а Яана загадочно улыбалась – она верила, что это их с Лилией любовь вернулся парня к жизни.


Ранним утром под навесом на свежем воздухе, Ауменкай как всегда уже что-то мастерил – переносной ювелирный набор был аккуратно разложен на столе, который они с Найвосом вдвоем сделали своими руками на прошлой неделе.
- Добрый день, ранняя пташка, ты что, встал с рассветом? – приветливо улыбаясь, спросила Яана.
Блондин улыбнулся в ответ и кивнул.
- Что тут у тебя?.. А-ах, какая прелесть! Нет! Не прячь!.. Цветы?
Это были заколки для волос – их было две, одна выкованная в форме цветка орхидеи, другая – лилии. Несмотря на видимые неровности и исправления, работа была тонкой, а детали проделаны с любовью и тщанием. Одна предназначалась в подарок Яане, другая – ее прелестной дочери, названной в честь цветка.
- Можешь не объяснять, ты еще не закончил... – как будто он что-то объяснил бы! – Но мне уже все понятно... И...приятно... Спасибо!..
Женщина тепло обняла стоящего в растерянности и смущении Ауменкая. Прикосновения, а тем более объятья... он ценил их как жизнь, даже скорее, как не одну жизнь.
- Эй, - раздался внезапный оклик со спины, и Яана обернулась на голос мужа. Тот с деланным негодованием наблюдал трогательную сцену. – Это что еще такое – повод для ревности?
- Не поздновато ли начинать ревновать? – рассмеялась жена. – Раньше надо было.
Ауменкай терпеливо дожидался, пока шуточная перепалка между супругами закончится, затем вытащил из-под стола нечто длинное, похожее на оружие... В общем, это было орудие труда.
- А это подарок мне, я так понимаю? – Найвос обрадовано захлопал в ладоши. – Ну, проверим твою «модифицированную мотыгу»... Знаешь, не обижайся, но тонкие инженерные конструкции, с кристаллами там и прочими приблудками... Они даются тебе лучше, чем ковка металла. Это третья попытка, и она последняя.
Ауменкай пожал плечами и скромно потыкал копытом в ножку стола.

А что такого? Ему просто нравилось делать вещи. Для пользы дела, или для удовольствия, для души и красоты... Не ради благодарности. Просто ради вклада как такового. Да, не всегда получалось хорошо, но жизнь такая длинная, и так многому можно еще научиться!.. Найвос умел критиковать, указывая на фактические недостатки, ничуть не отбивая желание работать дальше.

Итак, это все было правдой, хоть и самой неправдоподобной и самой впоследствии глубоко позабытой.
То, как любила его эта «чужая семья», не укладывалось в голове.
Ауменкай не думал и не вспоминал о своих прежних трудностях, как и о том, что привело его сюда. Кошмары тоже на время оставили его в покое. Словно сама Тьма отступила перед силой искренних, отзывчивых, чистых душ. (А может быть тот ужасный ритуал экзорцизма все же имел какой-то положительный эффект? ...Нет, конечно, нет).
Это было невероятно похоже на те самые идиллические картины, что воображение рисовало ему до того, как он потерял о них память...


(Тёмное облако сгущается и слегка опускается)

Download Those cuts hurt almost like her for free from pleer.com
Беда пришла неожиданно, внезапно и так нелепо... Огры-соседи все же переборщили со своим колдовством. Двое разъяренных гигантов-огронов вырвались в долину, круша все на своём пути. А впрочем, единственное, что было на их пути - это ферма Найвоса. Сбежать от существа, один прыжок которого длиннее, чем весь фермерский участок, не представлялось возможным.
Когда Лилия и Ауменкай вернулись с совместной верховой прогулки, их ждали руины и трупы. Вот так просто. Раз – и все...

- Мама! Папа! Нет!! - заливаясь слезами, девочка побежала по растоптанному полю, вдоль переломанного забора...
Ауменкай застыл на минуту, и только лишь вслух произнёс:
- Но... как же так?..
Не веря своим глазам, он еще раз осмотрел окрестности, затем сорвался бегом за Лилией.

Угрозы уже нигде не было видно. Видимо, этого монстрам хватило, чтобы успокоиться и направиться себе дальше, искать новое место обитания и новых жертв...
- Говорила же мама, что лучше переехать! - сквозь рыдания выкрикнула девочка. - Но нет! "Земля"! "Посевы"!.. - Лилия отвернулась от изуродованного трупа отца и прижалась к Ауменкаю крепко-крепко...
Он же не мог перестать смотреть на тело, и задавать про себя вопрос: "Как же так..."

Путь дальше – черной траурной лентой по дорогам Таладора – лег в сознании сам...




По аллее к заостренной арке, украшенной аукенайскими знаменами, приближалась повозка, закрытая расписной тканью. Выбиваясь из сил, но не произнося ни звука, повозку тащил высокий худощавый дреней в простой одежде, рядом с ним плелась, опустив голову, девочка лет десяти. Навстречу им вышли двое стражников и мужчина в жреческой мантии. Он-то сразу узнал гостя - несмотря на то, сколько лет прошло, до сих пор это был единственный на его памяти синекожий дреней с золотыми волосами.
- Ты?!
- Ауменкай.
- Ты живой?!.. Свет Наару, вот это да! Зовите Стражницу Душ Суулу!
- Мы должны захоронить их с честью.
Жрец наконец обратил внимание на повозку. Лилия подняла на мужчину усталые заплаканные глаза.
- Там моя семья. Отец, мать и братик.
- Я обязан им жизнью. Я оплачу этот долг... хотя бы хорошим посмертием. Прошу, помогите нам донести эту ношу. Приготовлениями я займусь сам.
Лилия подняла изумленное личико на Ауменкая - она никогда еще не слышала от него таких длинных фраз. «Жаль, что мама и папа уже не услышат...»
- Сам? Неужто еще помнишь, как?
- Как ни странно...помню.


...Всех троих уложили рядом, в один широкий саркофаг, у изголовья водрузив красивые резные надгробия...
...


Download Ulver In Memoriam for free from pleer.com

Как только опытные аукенаи закончили с церемонией упокоения усопших, за Ауменкаем, который во время действа лишь стоял в стороне, окунувшись в тень, как в омут, пришли посланники от жречества из самого сердца города мертвых. Сказали, что Стражница Душ ждет. Словно уносимый незримыми потоками прочь из красочной иллюзии в некую всегда существовавшую, просто однажды оставленную на время, реальность, он прибыл на место встречи.
И тут же - не успел даже оглядеться, как молодая светлокожая женщина в длинном сиреневом платье бросилась ему на шею.

- Ауменкай! Мы думали, ты погиб! - он стоял, как столб, словно в хватке опасного зверя, боясь пошевелиться и ошарашено глядя на дренейку сверху вниз. Суула еще с минуту трясла его за плечи и дергала за руки. - С тех пор, как ты пропал, прошло почти пять лет, и я уже и не надеялась... Ты что, не рад меня видеть?
Парень растерянно покачал головой.
- Прости, я... тебя не помню. Я никого тут не помню. Поэтому не могу сказать...
Женщина в изумлении отпрянула.
- Что? Даже меня?.. Но как же так? Ведь ближе меня у тебя никого не было... Я твоя подруга, единственная подруга!
- Прости, ну, извини, я... не специально... - виновато пробормотал блондин, запинаясь на каждом слове. - Я не знаю, что случилось со мной тогда, но... но... Я забыл очень многое...что-то важное...
- А ну смотри на меня! Как же так может быть - только что вы отслужили в чертогах погребальную церемонию, по всем правилам... Это ты, значит, помнишь, а меня - нет?! Как так? Не смей мне лгать!
- Зачем мне тебе лгать? - голоса Ауменкай не повысил, но возражение было твердым и убедительным. - Мне самому это кажется странным, но это так. Понимаешь... - он окинул взглядом просторное помещение, - Я знаю, что провел детство здесь. Я помню Аукиндон. Каждый камень, каждый угол, каждую линию узора на стенах... И все, чему научился здесь... Видимо, множество церемоний я повидал...
- Да, немало, - фыркнула Суула.
Она определенно верила брату и уже смягчилась. Он же тихо продолжил:
- Но ни одного лица. Нет, я знаю, что здесь было много народу... Кто-то даже учил меня. Кто-то сторонился. Вы всегда были тут, но лиц у вас не было. Только размытые силуэты. Зато я помню Их! - Ауменкай по-детски широко открыл глаза и провел ладонями по воздуху. - Я словно был в другом мире, и видел только Мертвых. Повсюду. Некоторых я помню в лицо. Вот у них были лица. И сейчас тоже. Я и сейчас их вижу.
- А у нас - нет?.. - тень разочарования, смешанного с беспокойством, омрачила облик Стражницы Душ.
- Теперь есть, - заверил Ауменкай. - Мне... действительно неудобно. Я не хотел огорчить тебя...
- Ничего. Я понимаю. Ну, возможно, теперь все изменится.
- Все уже изменилось. И не один раз. И боюсь, что не все эти изменения я в состоянии отследить... - юноша задумчиво накрутил на палец прядь длинных волос и погрузился в какие-то свои размышления, из которых Суула тут же вырвала его вопросом:
- Но где ты пропадал столько времени?.. Эта девочка, и...
- ...ее семья. Мы жили вместе. Они показали мне жизнь, какая она есть... Они доказали мне, что такое возможно.
- Какое?..
И он рассказал ей о том, как они были счастливы за самыми простыми занятиями: как Найвос научил его примитивному, но полезному ручному труду, и как смешно фермер коверкал слова, как с Яаной они изучали волшебные свойства растений, как он катал маленькую Лилию на резвом талбуке, и как Кораам тренировался с ним в бою на деревянных мечах... Суула, однако же, не проявляла никакого интереса к рассказу. Напротив - в конце концов она с демонстративным безразличием пожала плечами и произнесла:
- Похоже, тебе с ними нравилось. Мне же хватает того, что есть в братстве. Уверена, ты тоже наконец-то станешь полноценным членом своей настоящей семьи. Видишь? Все возвращается к истоку, - дренейка иронично хмыкнула. – Придется тебе нагонять остальных. И пению учиться заново – голосок у тебя уж совсем не детский... До встречи. Увидимся во внутреннем круге.

Затем она встала и просто вышла вон. Ауменкай остался один в неуютно огромной комнате, с чувством глубокого сожаления о том, что вообще решился на этот разговор. Единственная, кого он хотел теперь видеть, это его Цветочек. Но беспокоить ее сразу после похорон было слишком неудобно - сестры сейчас заботятся о ней...

- Где ты будешь жить теперь? - грустно спросила Лилия.
- Здесь. Здесь моё место.
- Я тоже хочу тут остаться! Мне ведь некуда идти... Я могу быть алхимиком... или хотя бы травницей... или можно, я просто буду ухаживать за цветами? Пожалуйста! Я боюсь оставаться одна...

...

- Конечно, никто не будет против, если сиротка поживет в Аукенайских землях. За последние несколько лет хозяйства там сильно расширились... И кстати, несмотря на то, что мы полностью принимаем тебя обратно, как брата, тебе тоже придётся жить там. Все, кто не прошли четыре ступени Посвящения, живут за пределами Аукиндона - таковы новые правила. И еще - привыкай к дисциплине. Она сильно ужесточилась со времён твоего детства.


Расселили новоприбывших по разные стороны от Двора Душ. Девочку тут же взяли под опеку жрицы из Телмора, стали учить ее и всячески заботиться о ней.
Ауменкай посещал ее так часто, как мог - между скромным служением во дворе мавзолея, обучением общим наукам и занятиями ритуальным пением. Иногда он приезжал в Телмор на целую неделю, но что-то всегда заставляло его возвращаться обратно, в самый крайний шатер за Двором, по ту сторону дороги... Делать вид, что все в полном порядке - похоже, было основой для поведения всех местных жителей...



- Признайся, тебе здесь скучно? - однажды Лилия задала внезапный вопрос.
- Признаюсь, я читал тебе придуманные притчи, потому что находил книжные слишком скучными, - не то серьезно, не то в шутку отвечал синекожий.
- Я не об этом... Здесь ты не счастлив... И других не можешь сделать счастливее.
- Ну почему ты так?.. Здесь мой дом...
- Но ведь я знаю, что ты написал...
- Где?
- На белой ленточке. В День Надежд.
Ауменкай смутился, словно там было нечто постыдное.
- Извини, что взяла и прочитала...
- Ты права, я не думал тогда об этом месте. Но здесь тоже родные, тоже друзья, здесь тоже возможно счастье. Посмотри, как светлы и легки наши жрицы, как спокоен и чист воздух в садах, как без страха и тревог мёртвые соседствуют с живыми...
- А с тобой тогда что не так?..
- О чем ты, Цветочек?
- О том, что ты плачешь во сне.
Ауменкай промолчал тогда. Он не знал, что сказать, ни Лилии, ни себе. Им обоим было понятно, что это не из-за семьи – не в традициях и не в характере дренеев было праздно скорбеть об усопшей родне – ведь предки там, в Свете, и всегда наблюдают и помогают в пути... И уж кому, как не аукенаям, об этом знать наверняка... Или он...что-то недоговаривает?
- Мне надо о многом подумать, - наконец ответил парень, обнадеживающе улыбнулся и взял Лилию за ручки. - Я вернусь очень скоро.
- Я рада тебе всегда!


А вот братья и сестры не были так рады. Впрочем, они больше никому не были рады. Неужели даже друг другу? - удивлялся Ауменкай. И, в общем-то, рад был проводить больше времени с прихожанами храмов, стоя чуть в стороне от людных сборищ, но не от проблем и нужд сородичей, продолжавших паломничество со всего Дренора. Он вовсе не считал их чужаками в Аукенайских землях, хотя незримая черта будто разделяла его со всем миром... как и было когда-то. Возможно, теперь иначе – но снова.
Кошмары тоже вернулись – не в сны, нет, а буквально за спину. Им было все равно, день или ночь, сон или явь. И он больше не удивлялся им. Но привыкнуть к ним невозможно. К их присутствию да, но не к ним.
Если не проведением обрядов, то чем-то другим, но он всегда был занят - песнопениями на церемониях, или же созданием кристаллов, или прогулками с Лилией... Но не обсуждением своих проблем – ибо первая, вторая, и третья... все попытки кончились лишь отрицанием всех его слов.

- Но... как? Вы же слышали меня? Правда? – он иногда и сам не был уверен.

Download Jack Wall The Presidium for free from pleer.com
- Бывает, что ты говоришь странные вещи или ведешь себя неподобающе. К этому все привыкли. Ты ведь знаешь, кто твои родители?
- Стражница Душ Суула все рассказала мне...
- Так какие вопросы тут могут быть? Каждый несет свою ношу и борется со своими демонами. Занимайся своими сам. Реальные они или нет. Мы достаточно осквернили себя их магией. Наши мысли должны быть чисты от их скверны.


(Облако тьмы пульсирует, приглушенные отсветы лиловых всполохов внутри него поглощаются туманом снаружи)

Это не было «их скверной». Но почему-то все окружающие как один считали родителей-чернокнижников достаточным объяснением всему. Глупо было бы посвящать в подробности, нечего было сказать против. Он и сам не понимал. Желание понять – не пропадало, однако. Пусть однажды оно и привело его к трагедии... теперь он все равно не помнил об этом.
Ауменкай точно знал лишь одно – он это он. И старался делать самое главное – оставаться собой. Хотя и это, как оказалось, слишком многих не устраивало. А он не замечал, а когда замечал – прощал – ведь семья, это лучше, куда лучше одиночества... какая бы она ни была.


Стройная фигура Суулы напротив второго по рангу Хранителя из Верховного Жречества аукенаев выглядела тонкой тростинкой, но осанка Стражницы Душ была гордой и изящной. Разговор шел все о нем же, говорить о ком здесь все больше не любили.
- Он станет Вестником Смерти.
- Но почему? Он же готовился стать Говорящим. Он ведь видит Их и с открытыми глазами, без предварительных тренировок...
- Вот именно. Потому что таково его предназначение, его дар. Слишком сильный дар, я бы сказал. Он и так тревожит Их без меры, он не должен стать Говорящим. Говорящим нужно особое обучение, совсем другая практика медитации... Мы в первую очередь учим их входить в особый транс, чтобы настроиться на Мир Духов... Это состояние должно быть контролируемым, понимаешь? Он же каким-то образом обходится без этого, или же какая-то часть него постоянно пребывает в этом трансе. И никакие наши ритуалы не могут на это повлиять. Нет, мы должны всячески отгородить его от возможности взаимодействовать с Ними. Без нашего ведома к тому же. Ему дозволено будет только воспевать предков и говорить о них, петь псалмы, но не обращаться к мёртвым. Его задача - не осуществлять связь между мирами, а лишь свидетельствовать о мире за гранью. И чем меньше он будет пересекаться с нами, тем лучше для нас всех. Пойми, есть среди нас такие, кто приходят, чтобы навсегда исчезнуть из мира... И это тоже большая честь для аукеная.
Суула смиренно согласилась.


(Стражница Душ Суула) --


Но вот Ауменкай ни за что не принял бы такой "чести" и не согласился бы с таким видением своей судьбы. Однако никто не посвящал его в подробности того, к чему его готовят. О путях аукенайского учения не принято было говорить, их следовало принимать и неукоснительно следовать правилам братства.

запись создана: 19.01.2017 в 21:34

URL
   

A story without name

главная